С надеждой на пересадку: как власти намерены развивать трансплантологию в Украине

поделиться в социальных сетях

Новое законодательство позволит увеличить количество операций по пересадке органов в стране (УНИАН)

Новое законодательство позволит увеличить количество операций по пересадке органов в стране (УНИАН)

Парламент принял закон, который должен урегулировать проблемы, связанные с невозможностью эффективно проводить трансплантацию органов в Украине. Подробности — в материале РБК-Украина.

В ближайшее время президент Петр Порошенко должен подписать закон, которым Верховная рада попыталась урегулировать многолетние проблемы, связанные с трансплантацией органов в Украине. Ныне действующий закон носит формальный характер, не позволяя активно развивать в стране эту отрасль здравоохранения. Принятый документ позволит увеличить число пересадок органов в стране до 15 раз, считают эксперты. Но для этого потребуется подготовить специалистов, закупить оборудование и найти средства на финансирование этой сферы медицины.

Похожее изображение

Навели порядок

Верховная рада внесла изменения в закон «О применении трансплантации анатомических материалов человеку». Сейчас документ ожидает решения президента — его подписания или вето. Вступив в силу, новый закон должен заполнить пробелы действующего до сих пор законодательства, в котором не уточняются механизмы взаимодействия между донорами, реципиентами и врачами. «В целом в Украине, наконец, будет создана полноценная, современная и отвечающая всем международным стандартам система трансплантации органов и анатомических материалов», — заверила РБК-Украина глава комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения, один из авторов законопроекта Ольга Богомолец (БПП).

По ее данным, в трансплантации органов и анатомических материалов ежегодно нуждаются около пяти тысяч украинцев, пересадки почки требуют более 2,5 тыс. человек, печени — до 1,5 тыс., сердца – тысяча человек, костного мозга – 300 пациентов. «Из них лишь около 130 дожидаются необходимой операции в Украине. Несколько десятков пациентов государство отправляет за рубеж, оплачивая из бюджета миллионы долларов зарубежным клиникам», — пояснила депутат. К примеру, за средства, которые Украина перечислила зарубежным клиникам за операции для наших граждан в 2013-2015 годах — 2,4 млн долларов и 612 тыс. евро, было проведено всего шесть трансплантаций костного мозга, восемь — сердца, пять — печени и 18 — почки.

«При эффективно действующей системе трансплантации в нашей стране за эти деньги можно было бы провести 1122 пересадки сердца, 116 — печени и 5623 — почки. Но более 3400 пациентов умирают, так и не дождавшись своей очереди. Причина — в отсутствии системы выявления донора, изъятия анатомических материалов, их сохранения и транспортировки, а также последующей пересадки», — уверена Ольга Богомолец.

прочем, новый законопроект не содержит революционных норм, способных кардинально изменить ситуацию в отрасли. К примеру, в украинской трансплантологии по-прежнему будет действовать принцип несогласия. «В законе предусмотрена «презумпция несогласия», когда изымать органы у погибшего человека можно только, если при жизни он дал на то свое письменное согласие. Он также может заявить о своем несогласии, и его волю изменить не сможет никто, кроме него самого. Если же погибший свою волю официально не изъявил — требуется обязательное согласие его родственников, — рассказывает Ольга Богомолец. — Как показывает опыт европейских стран, количество доноров практически не зависит от формы презумпции, а в некоторых странах с «презумпцией несогласия» сознательных доноров даже больше чем там, где разрешения на изъятие органов не требуется».

Один из основателей Украинского медицинского экспертного сообщества Дмитрий Подтуркин подтверждает, что закон не привносит концептуальных изменений в отрасль трансплантологии. «Но при этом новый закон в действительности запускает трансплантацию в Украине, поскольку содержит детальное описание норм, которые были заложены в старом законе, но не работали из-за отсутствия описания механизмов их реализации. Старый закон был принят почти 20 лет назад. За это время и медицинские технологии, и наше понимание места трансплантологии в медицине претерпели коренные изменения. Например, в новом законе детально расписано как работает реестр доноров – кто его ведет и каким образом, какие записи необходимо включать в него и так далее», — пояснил он.

По словам председателя правления общественной организации «Национальное движение «За трансплантацию»» Юрия Андреева, до сих пор в украинском законодательстве была предусмотрена норма о функционировании в стране Координационного центра, который и должен был создать и содержать реестр потенциальных доноров: людей, которые при жизни написали согласие на посмертное донорство. «Но за все годы сотрудники центра даже не определились с тем, где и как человек может сообщить о своем согласии быть донором. Единственной возможностью для врачей было — взять разрешение на посмертное донорство у родственников», — рассказал изданию Андреев. Он уточнил, что теперь для людей, согласных на посмертное донорство, Кабинет министров пропишет четкую и понятную процедуру. «В идеале это будет выглядеть следующим образом: человек пишет заявление о согласии, несет его трансплант-координатору при клинике, а он будет вносить эти данные в реестр. Но в этом реестре не будет информации о здоровье человека, чтобы не допустить риска умышленного убийства человека для пересадки органов. О состоянии органов врачи смогут узнать только после смерти человека», — пояснил Юрий Андреев.

Реестры и координаторыПохожее изображение

Новым законом будет введена специальность трансплантат-координатора. «В результате появляется основной координационный стержень трансплантации и те, чья работа должна в реальности побороть «трансплантологические» страхи общества и убрать почву из-под мифа о «черных трансплантологах»», — уверен Подтуркин. Трансплант-координатор — это человек, который будет заниматься введением данных в единую систему, говорит Юрий Андреев. «А уже единая система в автоматическом режиме будет осуществлять поиски совпадающих пар доноров и реципиентов. В случае если система найдет, к примеру, донора в Киеве и реципиента в Харькове, то он связывается с врачами из Харькова, чтобы они приехали в столицу и взяли необходимый орган», — отмечает он.

Кроме того, в новом проекте уточняется, как корректно установить факт смерти. «Раньше в законе было написано, что факт смерти — это смерть мозга и все. Новый документ полностью описывает механизм установления факта смерти мозга, к примеру, описывается до какой степени необходимо поддерживать жизнедеятельность пациента, — уточнил Подтуркин. — Все это должно предотвратить даже теоретически возможные манипуляции по этому критически важному для общества вопросу».

Таким образом, когда документ вступит в силу, любое совершеннолетнее дееспособное лицо сможет дать письменное согласие стать донором органов после своей смерти. После этого на него будет оформляться карта потенциального донора государственного образца, а также внесены данные в Единую государственную информационную систему трансплантации. Примечательно, данное согласие человек может отозвать в любой момент.

Сейчас в Украине разрешено два вида донорства – «посмертное» и «живое». Эксперты пояснили РБК-Украина, что при «живом» донорстве пересадка печени и почек разрешена только между родственниками. «Новый закон предлагает расширить этот спектр. К примеру, пациент, который нуждается в новой почке. У него есть родственник, который готов быть донором, но они не совместимы. В это же время в другой больнице может оказаться другой пациент с такой же ситуацией — родственник и рад бы стать донором, но не подходит. В таком случае закон разрешает такой своеобразный обмен. Это будет делаться абсолютно бесплатно, то есть никакой финансовой выгоды ни для доноров, ни для пациентов не будет. Я предполагаю, что к такой ситуации будут приходить только в случае критического состояния пациентов», — уверен Юрий Андреев.

Кроме того, новый закон предусматривает создание в каждом учреждении здравоохранения специализированные отделения трансплантологии по международным стандартам, при которых будут обязательно функционировать этические комитеты. Последние будут обязаны проверять волеизъявления реципиентов, контролировать деятельность больниц и клиник на предмет недопущения нарушений основных принципов добровольности и бесполезности при осуществлении трансплантации, а также следить за соблюдением действующего законодательства в сфере трансплантации.

«Раньше в Украине в сфере трансплантологии много чего было разрешено на бумаге, но оно не выполнялось, потому что механизм работы трансплантологии не был прописан в подзаконных актах. Кабмин никогда не брал на себя ответственность их принять. Новый закон прописывает идеологию функционирования в Украине трансплантологии», — говорит Дмитрий Подтуркин.

Пресс-служба Минздрава запрос РБК-Украина, касающийся норм нового законопректа, проигнорировало. Впрочем, недавно заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский заявил «Радио Свобода», что принятый парламентом документ принципиально ничего не меняет. «Он создает предпосылки для развития трансплантологии, но до того, как это заработает на уровне Испании (один из мировых лидеров в трансплантологии, — ред.), еще очень много работы», — отметил он.

Кроме того, 3 июня Минздрав сообщил, что «с развитием собственной трансплантологии, в том числе в результате снятия законодательных препятствий, которое произошло 17 мая этого года (принятие нового закона, — ред.), за имеющиеся бюджетные средства, которые до сих пор тратятся на лечение за рубежом, станет возможным обеспечить в несколько раз большее количество пациентов необходимыми операциями».

Останется на бумаге

Просто принятия закона для развития трансплантологии в Украине действительно недостаточно, считает Дмитрий Подтуркин. «Стране теперь нужно обучить специалистов, найти финансирование для этой отрасли, поскольку все операции по пересадке органов должны осуществляться за счет средств госбюджета. По сути, необходимо создать целый сегмент в сфере здравоохранения. А это зависит от тысячи условий, не только принятия закона», — отмечает он.

В Украине пересадкой органов занимаются несколько медицинских учреждений — Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии имени М. М. Амосова, Институт хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова, Днепропетровская, Запорожская и Львовская областная больницы. «Но проблема в том, что в стране нет доступных органов. Мы хороним их вместе с людьми. Кроме того, нет логистики для перевозки органов, нет коммуникации между клиниками. По старому закону в Украине было пересажено от умерших доноров около ста почек и восемь сердец. Но этого очень мало в пределах страны. Для построения системы трансплантологии необходимо более четко и ясно прописать механизмы ее функционирования, что и сделано в новом законе», — уверен Юрий Андреев.

«Закон ставит в центр процесса трансплант-координаторов, которых нет и которые неизвестно как появятся. Сама процедура получения согласия чрезмерно усложнена и опирается на несуществующие реестры. А также усиливается ответственность за нарушение правил. Не представляю, как этим заниматься», — рассказал РБК-Украина врач отделения интенсивной терапии в больнице скорой медпомощи Запорожья (ранее трансплант-координатор Запорожского центра трансплантации и ассистент кафедры анестезиологии) Игорь Писаренко.

По его мнению, новый документ лишь создает новые бюрократические структуры. «Необходимо обеспечить отделения реанимации современным оборудованием, чтобы врачи могли ставить диагноз смерти мозга. Диагностика смерти мозга это результат хорошей, высокотехнологичной медицины. В прошлом году по Украине было поставлено ноль таких диагнозов, кроме Запорожской области. Все остальные новации закона будут работать только после решения с возможностью установления диагноза смерти мозга», — уверен он.

Картинки по запросу трансплантология фото

О том, что нужно развивать материальную базу клиник и закупать современное оборудование, проводить обучение специалистов и повышать их квалификацию за рубежом, говорит и член опекунского совета Охматдета, народный депутат Валерий Дубиль (БЮТ). «Главное — обеспечить финансирование их работы — государственный заказ на проведение подобных операций, — говорит он. — Ведь сейчас сами пациенты не могут оплачивать такое дорогое лечение, и только государство должно им в этом помочь. И деньги на это есть. Это не те 112 миллионов гривен, которые впервые в этом году Минздрав направляет на пилотный проект финансирования операций по трансплантации внутри страны. Реальный финансовый источник — постепенное перенаправление средств, предусмотренных на лечение за рубежом на финансирование проведения операций в нашей стране». По словам Дубила, за последнее десятилетие Украина выделила из госбюджета на лечение граждан за рубежом около двух миллиардов гривен.

Источник: УНИАН  https://daily.rbc.ua/rus/show/nadezhdoy-peresadku-vlasti-namereny-razvivat-1528660471.html